fvl1_01 (fvl1_01) wrote,
fvl1_01
fvl1_01

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Она шла к мосту...

Она шла к мосту.

 

 

Дремал, притихший северный город. Она шла к мосту. Да у нее была непростая судьба, это не был любимый ребенок, которому все легко удается в жизни. После рождения – она, и две ее сестры получили обидное прозвище – «Богини отечественного производства». Хуже того – за некоторые особенности, вызванные ошибками при проектировании и строительстве сама она удостоилась еще более обидной клички – «Проститутка», «ишь крутит кормой, словно на Невском». А теперь она как раз приближалась к Николаевскому мосту.  Да, вы надеюсь поняли уже что я о корабле, а по строгим правилам английского языка корабль всегда ОНА, а все настоящие моряки немного англичане… Этак сразу после Трафальгара.

Судьба казалось сама отмерила ей всю жизнь быть на втором плане, быть в тени. Долгое проектирование, проект перерабатывали несколько раз стремясь поспеть за бешено меняющейся техникой, а темпы этих изменений в 1890е были зверские. Не хуже современной гонки микропроцессоров «гнались» тогда корабельные котлы и артиллерийские орудия. Был объявлен конкурс среди отечественных конструкторов – победители создали интересные проекты, получили награды а проекты «положили под сукно». Выбирался один иностранный прототип  и тут же менялся на другой. От кораблей старались получить функцию «истребителей торговли» неприятеля, но тут же требовали «ведения разведки при эскадре» - во главу угла ставили то скорость, то дальность плавания и мореходность. Одна модная и патентованная новинка сменялась другой. В конце концов остановились на английском прообразе – крейсере 2го класса «Тэлбот» , это были ладные кораблики не хватавшие с неба звезд и не ставившие рекордов – «Владычице морей» они были нужны прежде всего как  защитники ее огромного торгового флота  и представители ее интересов по всему земному шару. Сам «Тэлбот» и представит интересы – он будет флагманом международной эскадры во время боя ее брата  в Чемульпо. Брата потому что в России не везде пользуются английским – и у нас корабль чаще всего «он».

«Англичанина» немного поперепроектировали, улучшая. В результате корабль стал крупнее, изменили вворужение, но затем из соображений экономии его урезали (дорого обойдется нашему флота эта экономия). На «улучшения» проектировщиков наложились трудности в постройке. Новое Адмиралтейство в Санкт-Петербурге хотя и было одним из лучших предприятий в России, но все же уступало великолепным английским судостроительным верфям. Пока «трех сестер» строили – подоспели корабли программы 1898года – «экстренного усиления флота», на  Дальнем Востоке ощутимо пахло порохом (эх, а где им тогда не пахло?). В отличии от «Богинь» их строили на заграничных заводах – быстро, не жалея денег и не экономя по мелочам копейки, по последнему слову техники (но будем справедливы – не без огрехов) – и получали эти длинные, высокобортные крейсера подчеркнуто мужественные имена, в «старославянском» духе – «Варяг», «Аскольд», «Богатырь». Новые могучие красавцы затмили балтийских сестричек. В 1904м грянул гром. «Сами взорвали «Корейца, нами затоплен «Варяг», японцы отремонтируют его после войны, но он еще вернется под Андреевский флаг, у него своя судьба… Подорвана  в ночь внезапного нападения на эскадру родная сестра «Паллада», ей предстоит трудный ремонт.  Блестящие действия «Аскольда» под Артуром гремят на всю Россию, в бою в Желтом море получивший полтора десятка пробоин он вырвался из неприятельского кольца, раскидав пытавшихся преградить ему путь японцев – они шарахнулись в стороны от ведущего сумасшедшую пальбу пятитрубного красавца – увы, раны были тяжелы – интернирование и разоружение до конца войны.  В этом же бою – «Диана», другая сестрица – тихой сапой, в сумерках, незаметно проскользнула мимо японского боевого отряда и вышла в открытое море. Казалось – вот то для чего тебя строили – океан перед тобой, никаких радиолокаторов еще не придумали – можно или выполнить приказ и идти во Владивосток, действовать на коммуникациях противника оттуда, можно «прекращать» японскую торговлю здесь и сейчас – то что так успешно делал в 1914м «белый лебедь» Дальнего Востока – немец «Эмден». Командир принял очень неоднозначное решение – крейсер ушел в Сайгон, к французам. Ушел из войны. Отремонтированная перед боем «Паллада» вернулась в Порт-Артур  - впереди расстрел неподвижного корабля крупповскими гаубицами, ремонт в Японии и долгая служба под флагом противника, минным заградителем. «Богатырь» поначалу успешно сходивший в крейсерство из за нелепой ошибки своего адмирала разбился на камнях – ему ремонтироваться всю войну.

 

Третья сестра поначалу не попала «на  фронт» - отряд который вел «адмирал Вирениус, известнейший на флоте гениус»  - был отозван практически с полпути.  Вместо отряда решено послать грандиозную эскадру – собрав все что спешно достраивалось и ремонтировалось на Балтике. Собрали послали. Поход для нее не задался с самого начала – невезение. У Доггер-Банки, ночью, на эскадре возникла паника, «японцы атакуют» - стрельба по всем движущимся силуэтам – расстреляли английские рыбачьи лодки. Прожектора броненосцев выхватили из тьмы несколько силуэтов крупнее -  первые раны она получила от своих – пять снарядов, смертельно ранен корабельный священник, легко матрос. Дальше, дальше непрерывная изматывающая работа по угольным  погрузкам – корабли тех лет поглощали «уголек» десятками тонн в день. Уголь грузили даже на ходу – другие страны, соблюдая нейтралитет отказывали кораблям России в якорных стоянках. На ней, веселая и лихая команда грузила уголь под бодренький американский «Янки Дудль», абсолютный лидер чартов корабельного оркестра. На 224й день труднейшего похода грянул бой, Цусимский бой.

 

Ей не нашлось место среди кильватерных колонн бронированных гигантов, не та защита, не то вооружение. Крейсера вообще так и не имели свого понятного места в боевом строю – их отправили конвоировать транспорты. Там – пока главные силы перекидывались 300 с лишним килограммовыми «чемоданами» шли свои бои… Драться приходилось то двое против пяти, то трое против девяти… Драться суматошно меняя курсы и скорость, крутясь между  своими транспортами, драться не получая приказов от командующего. Драться без надежды на успех. Его и не было, успеха. От повреждений  худо бедно спасала броневая палуба – но прикрыть моряков у почти открытых орудий она не могла. Хуже этого неудачная по форме броня боевой рубки убила командира корабля – направив сноп осколков вражеского снаряда точно внутрь. Погибло 10 человек в бою, 5 позднее умрут от ран, 83 ранено. Ночью командир отряда крейсеров то ли отстал от остатков русских эскадр, то ли сознательно увел свои три корабля в сторону. Она дошла до американской Манилы, тогда Филиппинами владели СаСШ. Первая ее война была для нее закончена, но жизнь продолжалась. Наши врачи слегка утерли нос гордым янки – рентгеновская установка в ее лазарете была и современнее и совершеннее американской – впервые в мире рентген делали раненым на ходу корабля, когда шли к Маниле – возможно это спасло несколько жизней…

 

Дальше ей, как и другим «старикам» (не сколько физически сколько морально устаревшим)пришлось готовить кадры флота для новых кораблей, техника ушла вперед  - пришли турбины, нефтяные котлы, новые орудия, торпеды, броня, приборы…

 

 «Служил Гаврила террористом…». Вторая война. Ни ярких боев, ни ярких побед – служба: охрана, прикрытие, минные постановки, зимовка во льдах Финского залива. Она устала, все чаще и чаще ломались механизмы. Ремонт в Константиновском доке.  Потом «стенка» Адмиралтейского завода. Меняли котлы, модернизировали и усиливали артиллерию, латали корпус… Пока все это шло – в стране шла революция. Пока Февральская. На флоте стали возникать «стихийные беспорядки», да что греха таить – мятежи. Командиры некоторых кораблей пытались навести порядок – попытался сделать это и ее командир – когда моряки не выполнили его приказа -   он и старший офицер стреляли в толпу из пистолетов, убит один, ранено двое. На следующий  день командиру и старшему офицеру предложили возглавить демонстрацию и нести красный флаг – они отказались, командира убили сразу, другому распороли шею штыком.

 

Безумны были весна и лето 1917, безумны были и люди. Все менялось как в калейдоскопе, казалось все аморфно, не было ничего постоянного  временным было все, включая правительство. Цыплят пришлось считать по осени, считать именно ей. Собственно говоря, в Петрограде, так в припадке германофобии переименовали Санкт Питер Бурх в 1914м. кораблей хватало. Их было 15. В город попытались даже затащить хотя и древний, как дерьмо мамонта но формально – линкор, бывшего «Александра II», «царя-освободителя» с ноткой юмора переименовали в «Зарю Свободы», но благоразумно не пустили «учебный сундук» с старой но тяжелой артиллерией дальше Морского канала. Так что и без нашей героини нашло бы кому войти в историю. Даже сейчас могу представит тот поток излияний от «былинников речистых»  по поводу скажем минзага «Амур» если бы сигнал подал именно он – «Амур», принес миру новую любовь тык скыть, да знаю что минзаги называли по  рекам, но все же обыграли бы и лук и стрелы – былинники оне такие. Но ему не улыбнулась судьба. Его, неподвижного, без машин затопят в 1941м, в Таллине, забыв на годы.

 

Сигнал выпало подавать ей. Потом многое писали, и что сигнала не было, и что штурма не было, и ничего мол такого не было, все придумали потом. Да и сигнал (которого не было) на деле мол был сигналом "приготовится" отданным другим кораблям на Неве. Писали иногда вполне уважаемые люди, даже очевидцы.Все мол придумали потом писали - в десятый уже юбилей советской власти. Тех кто писал – не могу не назвать идиотами – плевать, было или не было – был символ. А революции начинаются именно с символов – ярких, запоминающихся, знаковых. Никого, кроме немногих историков не волнует сколько юнкеров было у Зимнего, и были ли они вообще, куда делся «женский батальон» и было ли там женщин хотя бы на пару взводов. У Временных просто кончилось время. Владимир Владимирович – лучше не сказал никто. А что бы время кончилось – отряд моряков должен свести мост, разведенный накануне юнкерами, курсантиками военных училищ в Петербурге – в массе своей окунутых в революцию прямо с гимназической скамьи. Нет, ну кто бы спорил – просто подойти к мосту по суше – неспортивно. На крейсере все одно солидно. Проблема была всего одна – кто поведет корабль. На ней обязанности командира исполнял в тот момент швед. Да да, лейтенант русского флота и швед по национальности. К нему обратился судовой комиссар с предложением от которого нельзя отказаться. Нет офицеру не угрожали, напротив  что бы исключить самосуд команды к нему приставили вооруженных часовых. Но угроза была – неопытный экипаж может погубить её. Нева имеет быстрое течение, полно мелей, у корабля неважная управляемость, дефекты конструкции. Настоящий моряк не будет губить своего корабля без нужды. «По местам стоять, со швартовов сниматься!».

 

Она шла к мосту… Она шла в историю. Мир потом уже не  будет никогда прежним.  Масса событий цепляясь друг за друга – гигантской лавиной накрыли город с господствующей полуанархией, страну постепенно парализуюемую кризисом безвластия, континент содрогающийся в пляске святого Витта, начавшейся в Видован 1914года, мир замерший перед кризисом «Ухода Империй». Лавина пришла в движение в 21 час 40 минут 25го октября 1917 года – лязгнул открываемый, жирно намазанный пушечным салом  девятипудовый замок орудия, вошла латунная гильза с 12ю килограммами бездымного пороха, только гильза, снаряда не вкладывали – выстрел был и обязан был быть символическим, «холостым». Замок закрыт… Сигнал дан.  Мир был изменен.

 

Да и до того и после того были миллионы событий, но это было начало начал. Можно как угодно относится к тому что произошло тогда в Петрограде, но весь современный мир, все новые взаимоотношения между людьми  и странами –  все несет на себе отпечаток её трехтрубного силуэта… Лейтенант, вернувшийся в 1918м в Швецию, на родину предков привел её к мосту. Наверное он сам не осознал того что он был фактически последний викинг, из тех что потрясали империи и королевства. А невезучая «проститутка», «богинька» - вошла в почти все учебники по истории XX века.

 

Потом было много чего – третья война, гражданская, и четвертая, священная, Великая Отечественная. Учебные походы и ремонты, гибель под снарядами и бомбами в бою в 1941, когда враг подошел уже к Ораниенбауму, и служба экипажа на полузатопленом корабле - палили по самолетом из пары оставшихся зениток и пулемета. Летом 1944 ее подняли - впереди было воскрешение из мертвых в 1946м,  сыгранная  в кино роль своего легендарного брата – «Варяга» и долгая стоянка на Неве. Странный ремонт, после которого в ней , о чудеса пластической хирургии осталось лишь около тысячи тонн (из почти семи) первоначального металла, а в корме появилась паровая машина с кондитерской фабрики  - в этом отношении она близка к воссозданному по кусочкам японскому броненосцу «Микасе» , своему оппоненту в Цусиме – тот то же красуется зарытый по ватерлинию в землю с муляжами орудий, то же погибнув когда то от взрыва погребов.

 

«Судьбы их то же, чем то похожи… чем, то похожи на судьбы людей»

 

В ночь на 25е ноября (опять 25) 1956 года маленькая моторная яхта «Гранма» вышла из мексиканского порта Туспан. На её борту было 82 человека, 2 пулемёта, 90 винтовок, 3 автомата…

 

«Есть у революции начало, нет у революции конца»… Все в этом мире продолжается, и даже казалось бы исчезнув – возрождается вновь…

 

 

Ps сиречь Зы -  цикл «железки» - будет именно рассказом о железках в истории. Заметили – нет ни одной фамилии человека. Нет не потому что я не помню о людях – о них вы легко найдете в книгах. Просто иногда мир можно увидеть и в куске железа, обработанном руками…А тут – все же скажите честно – не о всякой «железке» снимали детские мультфильмы. А о ней сняли.

 

Pps – сиречь Ззы -  об обещаном помню, но не все сразу… Это выскочило из меня просто за пару часов, с лёта.

Tags: Железки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 97 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →