fvl1_01 (fvl1_01) wrote,
fvl1_01
fvl1_01

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Еще двое действующих лиц. Оба писатели. Оба связаны с Россией

Продолжение - начало тут http://fvl1-01.livejournal.com/3032.html?mode=reply и дальше по порядку

Еще два героя, пусть и неважных для рассказа…

Теперь хочу рассказать еще о двух отметившихся в 1453м примечательных персонажах. Благо в дальнейшем рассказа о них не будет, но больно уж личности интересные. К тому же некоторым образом наши. Один русский по рождению, другой успел за карьеру в Москве за решеткой посидеть…

Один, в существовании коего многие историки обоснованно сомневаются (другие столь же обоснованно не сомневаются) – личностью таки был незаурядной, рядом с которым из наших соотечественников того века можно поставить разве что Афанасия Никитина (они почти современники, Афанасий разве что моложе немного). Итак, Нестор. Нестор Искандер. Участник штурма Константинополя, с турецкой стороны кстати. Ибо «Измлада пленен был и обрезан, долгое время страдал в ратных походах, спасаясь так или иначе, чтобы не умереть в окаянной этой вере».

Спасаться так или иначе Нестору удавалось среди турок весьма успешно. Турецкое прозвище Искандер (Александр) просто так не давали… А то собственно можно вспомнить был такой Искандер-бег… Скандербег Албанский. Не разбрасывались турки Искандерами, кого попало, так не прозывали. Значит было за что.

Стал он первым русским летописцем той осады, и хотя историки находят в том повествовании неточности, оно стоит прочтения. Читать то увы немного, пять-шесть страниц в современном издании… Гуглится на раз «ПОВЕСТЬ О ВЗЯТИИ ЦАРЬГРАДА ТУРКАМИ»

«Так вот и ныне в этом великом и страшном деле ухитрялся я, когда под видом болезни, когда скрываясь, когда с помощью приятелей своих, изыскивать время все рассмотреть и обо всем разузнать, подробно записывал день за днем обо всем, что совершалось вне града у турок.»

По непроверенным данным – есть легенда, этой версии придерживается Роджер Кроули, что Нестор Искандер даже в ходе осады сумел перейти на сторону защитников Константинополя, а после взятия города таки смог бежать – прекрасная версия, но увы она противоречит тому что пишет о себе сам Нестор. Романтично конечно, обратный христианский перебежчик в осажденном Городе (такие были), угон коня и переодевание обратно в одежды убитого при грабеже турка. Боевик да и только. Правда противоречит тому, что пишет сам Нестор: «И затем, когда попущением Божьим вошли мы в город…» Вошли МЫ в город. В смысле с армией султана Мехмеда. Хотя кто его знает, опять таки, кто знает. Авторам художественных произведений – на заметку.

Опять стоит только сказать кто знает, кто знает – одно точно. Так как книга существует (в списках увы), автору судя по всему удалось вернуться на родину. И еще об интересном – был у Нестора и предшественник, и по военно-турецкой карьере, и по литературной – есть такая хроника «О ТУРЕЦКИХ ДЕЛАХ КОНСТАНТИНА, СЫНА МИХАИЛА КОНСТАНТИНОВИЧА ИЗ ОСТРОВИЦЫ, РАЦА, КОТОРЫЙ БЫЛ ВЗЯТ ТУРКАМИ СРЕДИ ЯНЫЧАР» - то же крайне познавательная вещь, жаль кончается событиями 1448 года и воцарением Мехмеда. Мдааа, время было, были люди.

И еще один примечательный персонаж. Просто для характеристики времени и людей.

Тут то сомнений в историчности личности нет никаких - наследить успел изрядно и повсюдно :-)
Итак – Исидор Киевский – православный митрополит, католический кардинал, почему не был мусульманским муфтием я не знаю, думаю только из за того что турки побрезговали. Грек. Родился в 1385м году. Учился в Константинополе, стал монахом в Море. Сделал блестяющую карьеру – к 32м годам игумен одного из самых влиятельных константинопольских монастырей Святого Димитрия. Гуманист, в переписке состоял с выдающимися умами Европы. Ученик и друг философа-неоплатоника Гемиста Плифона. Казалось бы ничего страшного – отличная карьера духовного лица. В 1434м едет делегатом к католикам, на собор в Базеле. Там прекрасно зарекомендовал себя как ярый поборник православия. Но когда вернулся, обнаружил, что император Иоанн VIII склоняется к унии с католиками, и поставленный императором патриарх Константинопольский то же. Исидор тут же прозрел и стал сторонником унии. Инициатива не осталась без последствий. Из далекой Москвы прибыла делегация для одобрения патриархом нового митрополита Киевского. Собственно кандидатура уже была, и кандидатура неплохая – епископ рязанский Иона. Но патриарх все переиграл, русской делегации буквально навязали Исидора в митрополиты. В Москве греческого вундеркинда встретили настороженно, но Исидору удалось заболтать всех. Он убедил Василия II, послать его делегатом на Флорентийский собор. Конечно что бы иметь прения об унии церквей. Из небогатой тогда Москвы выбил весьма приличные подъемные – серебром и мехами, сотню детей боярских почетной свиты (не хухры мухры однако – фактически гвардия из высших слоев дворян). В последний момент очарованный Исидором Василий II все таки заподозрил неладное и послал вместе с ним епископа Авраамия Суздальского. Как в воду глядел.

Возвращение Исидора в Москву с подписанными бумагами неприятно удивило всех. В марте 1441 года он вернулся в Москву. Во время богослужения в Успенском соборе Кремля среди иерархов первым поминал Папу Римского, прочел с амвона постановление об унии. Передал Василию II послание папы Евгения IV, содержавшее просьбу помогать митрополиту в воссоединении Католической и Русской Церквей.

Казалось бы, что такого спросит читатель – ибо к этому времени и Константинопольский император, и Константинопольский Патриарх – уже признали унию. Юридический крючок не в этом. В этой загвоздке не смог или не захотел разбираться Иоанн VIII, ибо он понимал, что помощь ему будет оказывать, если будет не «вся Европа» а именно те кто в этом заинтересован. Но вот для митрополита Киевского, окормлявшего как Московское княжество, так и Великое княжество Литовское промах был непростителен. Дело в том, что помимо всего прочего, Исидор подписал унию за себя и за всю Киевскую митрополию (читай за всю Русь) не с тем Папой Римским. Точнее конечно с тем, этот Папа сидел в Риме. Но в те времена Пап было больше чем один – на дворе стояла «Великая схизма». А вот альтернативный папа Феликс V (понятно, что для сторонников Евгения IV он антипапа) никаких соглашений не подписывал, и имел свой собственный альтернативный Вселенский собор в Базеле (тот самый на который Исидор ездил ревнителем православия в 1434м). Так вот сей Феликс имел как раз интересы и сторонников как среди германских и польских князей (в отличии от Евгения, ареалом «папствования» коего была Италия, Венгрия и юг Франции) так и среди католиков Великого княжества Литовского. И вся эта политика была для Москвы куда важнее чем интересы каких то там итальянцев и венгров. И хотя православная и католическая церковь официально анафемствовали друг друга, но сотрудничество в областях совместного влияния таки было. И совсем постороннего Евгения, папу с сомнительной репутацией не хотели пускать в эти дела ни духовные лица, ни светские. Один антипапа мол у нас есть, хватит.


А тут приезжает – и сходу в карьер. Папе (да еще не тому, а какому то совершенно неизвестному, как бы не «левому») первое поминание в молитве. А князь, Князь то Великий как же? Непорядок.
Авраамий Суздальский знал свое дело – Василию донесли, что митрополит Киевский, светоч православия, мало того, что подписал унию непонятно с кем (мало ли в Европе Пап, до 5 штук доходило, совсем недавно кстати) так – стал кардиналом римско-католической церкви, с титулом Марцелино и Пьетро с присвоением звания легата для провинций Литвы, Ливонии, Всея Руси и Польши. А деньги и ценности выданные ему передал Папе, точно передал – ибо задарма в Риме кардинальскими шапками не разбрасываются. Продажные они там в Италии. Василь Васильевич взревел… Исидор, мол, ты меня совсем за темного в европейской политике держишь (как в воду глядел, через 5 лет сделают его Темным Шемяка с Можаем) – взять его «за приставы».

Исидора посадили в Чудовом монастыре, что бы был под рукой. Собор русского духовенства (под смиренным руководством Ионы Рязанского понятное дело, которого сюрприз сюрприз скоро сделают митрополитом Киевским) осудил его, но Исидор на собор наплевал, вины своей не признавал и ругал всех ругал всех ругал… В общем удивительно скандальный оказался человек. Всех буквально достал. Ситуация была разрешена с точки зрения нашего мира странно – сам Василий II помог организовать заключенному побег из собственной тюрьмы.

Бежал грека через реку. Бежал собственно недалеко – в Тверь. Великое княжество Тверское, когда то сильный противник Москвы (да и юридическая правда была на стороне тверитян, другое дело что правда не подкрепленная силой – фигня). Тверь сильно сдулась, Москва вела в счете на полное уничтожение 2:1 и окончательный исход матча уже не вызывал сомнений. Но все же Борис Тверской еще примет участие в ослеплении Василия II и тут такой ему подарок в руки. Враг Москве и мученик от Москвы. Так что же – через несколько недель Исидор опять сидит. Уже в Твери. За что и какие грехи – непонятно. История повторилась – сидит и скандалит. Князю надоел. Убивать нельзя – как никак духовное лицо. Устроили еще один побег… Хотел было побежать в Новгород но не сложилось и дернул в Киев. Литовский Великий князь встретил Исидора хорошо, а вот народ таки плохо. Поленьями. Не знаю, было ли дело на майдане или еще где в Киеве, но прогнали митрополита с позором.

Экскурсия митрополита Исидора по русским застенкам окончилась в Риме. Казалось бы тихий пост кардинал-епископа Сабины. Но нет, труба зовет – и Исидор едет личным представителем папы к императору Константину XI. И тут по Константину еще раз ударяет проклятье - расплачиваться за политические ошибки брата. Когда Василий II узнал что известный ему Исидор теперь в Константинополе на должности папского легата (Исидор даже привел с собой небольшой контингент наемников) – желания оказать помощь «Царю Константину» у него стало еще меньше. Оно конечно понятно, у Москвы хватало проблем и без того – и помощь скажем войсками – это фантастика. Но деньгами помочь могли бы – а в XV веке деньги значили столько же сколько солдаты. Но не стали. Оно и правильно – именно приключения Исидора стали причиной автокефальности русской православной церкви. Он стал последним греком и последним митрополитом поставленным патриархом Константинопольским. Так что нынешним деятелям РПЦ очень стоит его помнить.

Исидор и после падения Константинополя сумел выкрутится. Он поменялся одеждой с одним монахом – и пока турки резали «проклятого римского попа» спокойно сдался в плен, сам за себя внеся маленький выкуп – как за простого монашка.

И опять уехал в Рим, где от очередного Папы получил за свои «подвиги» в защите града Константина титул Патриарха Константинопольского. Православным жителям Стамбула было на нового патриарха наплевать, свой патриарх, не какой то там униат у них уже был.
И Исидор начал писать свои записки, давая свой, «истинно верный» взгляд на обстоятельства осады. На бумаге очень удобно сводить счеты. Писатель да… К сожалению многие судят о 1453м годе только «по Исидору». Зря.

Умел Исидор в Риме, в почете и глубокой старости, «от размягчения мозга», маразмос – по гречески расслабленный. Какая жизнь.
Tags: 1453
Subscribe

  • Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 100 comments